В карьер с компьютером

Источник: "Газета.Ru"
Автор: Гульнара Собирова
Фотография: Егор Еремов/РИА «Новости»
Дата: 04.12.2012


  Гигантские БелАЗы в карьерах без водителей — это не история из советской фантастики, а ближайшая перспектива горнодобывающей промышленности, которую предлагает резидент Сколково, компания Вист Майнинг Технолоджи.


Карьерные грузовики БелАЗ

  Оказывается, даже в такой традиционной отрасли тяжелой промышленности, как добыча полезных ископаемых, есть место информационным технологиям. Проект «Интеллектуальный карьер» предлагает избегать труда людей в горных разработках, беречь здоровье и повышать качество работы. «Суть проекта – создание технологии роботизированной добычи полезных ископаемых. Как проект Сколково он начался где-то год назад, а вообще этим направлением мы занимаемся уже более десяти лет, мы работаем на рынке IT-технологий для горнодобывающей отрасли. Мы разрабатываем и продвигаем системы управления горным транспортом, сколковский проект интеллектуального карьера - это логическое продолжение данной системы», - рассказал «Газете.Ru» директор по развитию компании Vist Mining Technology Дмитрий Клебанов .

  «В мире сейчас всего три компании занимаются подобными разработками - это крупнейшие производители горной техники: Komatsu, Caterpillar и Hitachi. Они поглощали технологические компании, которые занимались этим в связи с тем, что есть мировая тенденция: исключать человека из опасных условий горного производства», — пояснил он. Экономике процесса добычи полезных ископаемых очень важно не отступать от показателей эффективности добычи полезных ископаемых. При этом нельзя не учитывать то, что в нашей стране добыча зачастую ведется в очень сложных климатических условиях. Это повышает издержки и затрудняет работу людей. «Сейчас правильный момент для работы в этой отрасли, так как российские горнодобывающие компании, их топ-менеджмент и акционеры уже понимают, что не все делается по-старинке, нужно использовать новые технологии. Горизонт планирования у добывающих компаний уже не полгода-год, а 5-10 лет. Они планируют, как будут заниматься операционной деятельностью через 5 лет, как будут конкурировать с мировыми лидерами: Kobelko, BHP, в среднесрочной перспективе», - отмечает Клебанов.

  Россия - хорошая точка старта для проекта по автоматизации горнодобычи.

  «Очень важным фактором развития нашего проекта в стране является необходимость работы в труднодоступных регионах: это Восточная Сибирь, Якутия, Крайний север - там условия нахождения людей очень сложные, плохо развита социальная инфраструктура - дороги, газопроводы, жилье. Все эти предпосылки обуславливают необходимость применения роботизированных технологий в горном деле», - рассказал Клебанов.

  План развития - интеграция усилий не только технологической компании - Vist Mining - с представителями администрации горнодобывающих регионов, министерством энергетики, представителями Ростехнадзора. Проект довольно комплексный, сложный с точки зрения внедрения и капиталоемкий, признают разработчки.

  Хотя пока сама «ударная группа» небольшая - над «Интеллектуальным карьером» трудятся примерно 50 человек, в первую очередь разработчики программного обеспечения и горные инженеры. Уже в этом году планируется коммерциализировать часть элементов проекта.

  «Первая компания, которая с нами подписала соглашение о внедрении элементов системы «Интеллектуальный карьер» - это Сибирский деловой союз. Он базируется в Кемерово и занимается разработкой угольных разрезов. Кроме того, мы надеемся выиграть тендер на внедрение элемента нашей системы в компании АЛРОСА, это алмазодобывающая компания. Также у нас есть партнерское соглашение с заводом-производителем горной техники БелАЗ, он занимает примерно 70% рынка горнодобывающей техники, карьерных самосвалов в стране. Наши планы - создание роботизированного самосвала», - с гордостью говорит Клебанов.

  ГПример внедрения «Интеллектуального карьера» - роботизированная перевозка горной массы на одном из карьеров Кузбасса.

  «Расстояние между пунктом погрузки и пунктом разгрузки - порядка десяти километров, путь пересекает железная дорога, дороги общего пользования. В этих условиях суть элемента системы «Интеллектуальных карьеров» - в полностью автономном движении самосвалов без водителей по этому непростому маршруту. Когда самосвал подъезжает к пункту разгрузки или пункту погрузки, включается система дистанционного управления, и оператор, сидя в диспетчерском центре недалеко от Кемерово, подводит самосвал под экскаватор либо под устройство разгрузки. Самосвалы должны быть оснащены системами противодействия столкновениям, инерциальной навигацией, системой связи на всем пути следования. Это что касается угольных проектов. Если говорить об алмазном проекте — это автономное движение самосвала в комбинации с дистанционным управлением погрузчика, когда взаимодействие двух «безлюдных» элементов добавляет дополнительную сложность. Много говорят о робототехнике, и много компаний делают элементы роботизированных систем, однако наиболее сложной задачей в данном проекте является именно комбинация работы двух автоматических устройств, что мы и реализуем», - рассказал Клебанов.

  Автоматизация горного производства принесет и финансовый выигрыш, и рост безопасности производств.

  «В первую очередь это будет выгодно для горнодобывающего предприятия. Технологии не могут развиваться в отрыве от реальной экономики. Мы посчитали совместно с представителями горнодобывающих предприятий, что эффективность добычи повысится на 15-20% за счет эффективности использования горной техники. Несмотря на то, что один самосвал подорожает примерно на 70-90 тысяч долларов, использование его без человека позволит сократить нетехнологические простои техники. На этом горнодобывающая компания теряет очень много», — отметил он.

  Компания ведет работы «по всем фронтам»: в 2011 году была создана секция научного совета Российской академии наук по вопросам создания роботизированного горного производства, компания взаимодействует со Сколково, реальными горнодобывающими компаниями, Ростехнадзором.

  Пока компания является резидентом фонда «Сколково», однако грантового финансирования не получила, решение по этому вопросу ожидается вскоре. Несмотря на это, Клебанов отмечает важность взаимодействия с фондом.

  «Мы используем инфраструктуру Сколково, используем кадровый центр технопарка Сколково, арендуем площади, пользуемся услугами центра интеллектуальной собственности. Мы довольны взаимодействием с фондом», - подытожил Клебанов.
Автоматизация горного производства принесет и финансовый выигрыш, и рост безопасности производств.

  «В первую очередь это будет выгодно для горнодобывающего предприятия. Технологии не могут развиваться в отрыве от реальной экономики. Мы посчитали совместно с представителями горнодобывающих предприятий, что эффективность добычи повысится на 15-20% за счет эффективности использования горной техники. Несмотря на то, что один самосвал подорожает примерно на 70-90 тысяч долларов, использование его без человека позволит сократить нетехнологические простои техники. На этом горнодобывающая компания теряет очень много», — отметил он.

  Компания ведет работы «по всем фронтам»: в 2011 году была создана секция научного совета Российской академии наук по вопросам создания роботизированного горного производства, компания взаимодействует со Сколково, реальными горнодобывающими компаниями, Ростехнадзором.

  Пока компания является резидентом фонда «Сколково», однако грантового финансирования не получила, решение по этому вопросу ожидается вскоре. Несмотря на это, Клебанов отмечает важность взаимодействия с фондом.

  «Мы используем инфраструктуру Сколково, используем кадровый центр технопарка Сколково, арендуем площади, пользуемся услугами центра интеллектуальной собственности. Мы довольны взаимодействием с фондом», - подытожил Клебанов.