«Прогресс идет очень быстро, и ограничений для автопилота уже нет»

8 Июня 2018
В апреле в Сколково показали прототип беспилотного тягача KAMAZ-5490 NEO, который разрабатывает «ВИСТ Групп» совместно с ПАО «КамАЗ» и «Назарбаев Университетом». Основным разработчиком стал резидент Сколково VIST Robotics, который принимал участие и в подготовке другого беспилотного грузовика.

Исполнительный директор VIST Robotics Николай Одинцев рассказал корреспонденту Autonews.ru о проектах с КамАЗом и БелАЗом, работе на полигоне в Африке, выводе российских технологий на международный рынок и перспективах автономного транспорта в России.

— У всех на слуху беспилотный КамАЗ, который делала компания Cognitive Technologies, и тут вдруг появляется какой-то новый KAMAZ NEO. Что это за проект и для кого он реализуется?

— КамАЗ на традиционном шасси 5350, который Cognitive Technologies делали вместе с нами в 2014-2015 гг., продолжает жить своей жизнью, и он, кстати, ездил на Крымском мосту. В самом КамАЗе есть два собственных подразделения по автономному транспорту, и мы ориентируются на них. Есть ряд проектов, где у нас с КамАЗом имеются точки пересечения — прежде всего, это проекты, связанные с промышленными предприятиями. Мы довольно близко подошли к коммерциализации и промышленной реализации проектов, для которых шасси KAMAZ NEO подходит гораздо больше.

— Этот проект предполагает использование беспилотников только на территории предприятий?

— Предприятие занимает большую территорию, там есть дороги, и они не отличаются: та же разметка, знаки, деревья и пешеходы. Разница в том, что можно принимать административные меры по организации движения, дооборудовать радиометками, информацией, составить карту дорог с точностью до сантиметров. В таких условиях прийти к полной автономности можно намного быстрее, чем на общих дорогах.

К городу можно относиться, как в промышленному предприятию очень большого масштаба. Проблема лишь в том, что у города нет одного владельца, который мог бы заниматься регулированием. Это всегда компромисс между автовладельцами, муниципальными службами, государственными регуляторами — много факторов, которые ограничивают унификацию. В принципе, наш КамАЗ мог бы двигаться по дорогам общего пользования, но на ограниченной территории мы можем получить готовые решения.

— У вас есть макет, демонстрирующий работу карьерной техники. Это какой-то отдельный проект?

— Тема горнодобывающих предприятий вообще для нас является приоритетной. Здесь мы вплотную подошли к коммерческим проектам, заключили договор с БелАЗом и крупной угольной компанией о внедрении пилотного проекта с двумя роботизированными самосвалами, запуск которого состоится в ноябре. Для разработки и отладки подобных функций у нас есть, помимо программных эмуляторов, и макет в масштабе примерно 1:200, включающий в себя модели экскаватора, нескольких самосвалов, погрузочных и разгрузочных бункеров и другой инфраструктуры.

Но главным инструментом для тестирования наших технологий является специальный полигон, созданный на территории одного из наших ключевых партнеров в Северной Африке. Этот полигон включает в себя автономный большегрузный самосвал на шасси Terex, достаточно протяженную дорогу, погрузчик и экскаватор, различные площадки и набор искусственных препятствий. Там мы можем много всего попробовать, и имеем уже не сырую технологию, а готовое решение.
— Как все устроено с технической точки зрения? Как вы интегрируете нужное железо непосредственно в автомобили?

— Для начала, машины для горнодобывающей отрасти сильно отличаются. Есть некий водораздел при грузоподъемности около 40 тонн. Ниже это модификации обычных грузовиков, выше — машины, устроенные по другим принципам. У них короткая база, гибридный привод и иные механизмы работы. В случае с БелАЗом все управляется через CAN-шину, никаких редукторов или механических устройств. Модель самосвала специально разработана под эти требования. Как партнеры завода мы можем поставлять компоненты прямо на конвейер.

— Беспилотник на платформе KAMAZ NEO тоже работает через CAN-шину?

— С такими автомобилями сложнее. Часть узлов работает через цифровые интерфейсы, часть — нет. Тормозами уже сейчас можно управлять через цифру, а руль пока ставим механический. С другой стороны, на многие модели КамАЗа ставятся электрические усилители руля с цифровым управлением. Если будет такая потребность, завод просто заменит один на другой. В любом проекте мы рассматриваем не только машину, но и ее задачи, исходя из них предлагаем решение.

— Сколько у вас есть готовых решений для предприятий? Сколько самосвалов ездят по карьерам?

— Первый коммерческий проект с крупным угледобывающим холдингом стартует в ноябре этого года. Ключевые договоры уже заключены, роботизированные самосвалы БелАЗ с нашим оборудованием в настоящее время находятся в стадии производства. Заказчик рассматривает этот первый проект как пилотный с целью тиражирования технологии на другие свои предприятия.



Источник: https://www.autonews.ru/news/5b1510849a79471543aa627d